Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
19:21 

ддя тех кто...

безумие..
чуть-чуть погодя будет закрыт доступ для гостей..
если кто заходит инкогнито, придется регистрироваться..


19:00 

безумие..
чтобы снять злость.. дикую.. яростную......



13:00 

безумие..
ммм.. не знаю с чего начать..
вобщем это для тех кто.. в состоянии посмеяЦЦа над вторчеством Тарантино, а в частности Кил Бил..

предупреждаю сразу, в тексте встречается мат и иногда
несколько "плосковатый" юмор.. хотя не буду судить..
судите сами..

http://www.livejournal.com/users/myxomop/686013.html

23:33 

безумие..
Для тех кто отмечает - с праздником!



17:03 

безумие..
интересно.. как я должен ответить на письмо, обратный адрес которого "левый" и всегда бодрствующая система майл.ру с радостью присылает его мне обратно, утверждая что такого адреса нету..

19:14 

безумие..
..интересно..

на сколько далеко может зайти человеческая жестокость и ненависть, если их отпустить.. ..если не держать эти чувства в глубинах себя, если в порыве себя не сдерживать..

..во что это выльется..

19:11 

знакомтесь...

безумие..
это я..



19:05 

безумие..
кто бы меня сейчас видел.. в зимних штанах, в майке и свитере, в теплых носках.. дома тепло. а я сижу и мерзну..
поликлинка была закрыта, почта закрыта.. разбудили в 8 устра.. пришел в 9 лег спать.. встал в 10 - телефон..
может выключать на выходные?.. провалялся до 12.. опять пришлой идти.. пришел в три.. есть нихачу..курить нихачу.. ничего не хачу.. одел еще одни носки.. завтра опять чуть свет вставать чтобы до работы успеть к врачу.. пирожки принесли.. буду их есть.

13:52 

хочу в тепло..

безумие..


18:18 

в планах..

безумие..


15:19 

.....дыхание...

безумие..
окружают множество рук
заключают в узкий круг
не дают совсем вздохнуть
держат, не исчезнуть
тяжелых взглядов оковы
жалобный крик вдалеке, совы
жуткий мороз, по коже
только понять, никто не может
что-то определенно менять
каждый намерен, сказать
не правильно живешь, не так
мы тебя научим, это пустяк
в воздухе вращается пятак
монета в чьих-то руках
две стороны, два жаклих пути
надежда зыбкая, что-то найти
как странно смотреть им в глаза
улыбки - гримасы, пустые слова
уверенность в своей правоте
удивление чужой пустоте
так хочется порой, уйти прочь
в мир чужой, где вечная ночь
где нет искушенных людей
где не боишься плохих новостей
где можно закрыть глаза

толпа зевак наблюдает казнь
не пытаясь скрыть свою боязнь
каждый, украдкой в душе мечтает
что на пути палачь не встанет
и не вонзиться в глаза блеск
и не оглушит, сухой треск
крики толпы оглушают
ненависть мне их внушают


в этом мире иллюзий нет
и никогда не горит свет
там одиночество можно найти
там места много, лети
среди людей идти и плыть
на площади пустой, застыть
рядом не сядет отдахнуть птица
никто не сядет в тени укрыться
среди теней найти свой дом
и не придется прятаться потом

..

21:41 

С Рождеством!

безумие..


20:30 

безумие..
летя, кружась и тая на ладони
снег застывает на бумаге и в альбоме
касаясь нежно, прислоняясь
память режет, губ твоих касаясь
лучь ласкает, согревает
сердце плачет, застывает
падая, отражая свет, звеня
осколки разрезают серость дня
зеркало разбито, вырвалась душа
яркий свет, погасли лишь глаза
стрелок стук, уходят неспеша
на холсте рисунки, от карандаша
.....................................

19:26 

вот такой он был..

безумие..


02:30 

безумие..
Поздравляю всех вас с наступающим праздником.
Пусть для кого-то это будет продолжением, для кого-то новым этапом, в новой жизни. Пусть для кого-то, он скроет прошлое, а кому то, подарит будущее. Пусть он принесет то, чего жаждет каждое сердце. Пусть души наполнит теплом, дома уютом, новогодними огнями, смехом, звоном бокалов, подарками и улыбками.
Пусть этот новый год, подчеркнет все хорошее что было, сотрет все плохое, чему суждено исчезнуть и внесет в вашу жизнь счастье.
Пусть у каждого из вас будет этот новый год.
Поздравляю всех вас, с наступающим новым годом.

00:24 

просто так...

безумие..

Половинка луны в его крови,
Остальное, увы, вода.
Говорит он так нежно о любви,
Чтобы ты ответила: «Да!»

В глубине его глаз горит закат -
В пепле ласковых слов гипноз.
За тобой по пятам бежит тоска,
Ты идёшь тропой своих слёз.

Он обманет тебя, ты так и знай,
Но должна ты решать сама!
Может, наша жизнь, вся наша жизнь -
Бесконечный самообман?

Если сердце твоё стало храмом любви,
То чужое так сложно понять.
И в закрытую дверь
Ты с надеждой стучишься опять.

Только шёлковое сердце, шёлковое сердце
Не пылает и не болит.
Только шёлковое сердце, шёлковое сердце
Никогда не будет любить! Никогда!

02:56 

безумие..
я камень, и падаю я вниз..
каплей, разбиваясь о карниз..
летя спокойно, словно птица..
из сердца, огненная спица..

я падая на землю, поднимусь..
за руку, что протянешь, я возьмусь..
прижму поближе к сердцу, где тепло..
хотя тебе и будет, все равно..

не обжигает тебе кровь, лицо..
не разрывают сердце, холода..
не прячется среди ресниц, слеза..
и не отводишь ты теперь, глаза..

ты просто, каменно бела, скала..
и не тревожат больше, чувства..
остыл очаг, погасли свечи..
опустился мрак, на твои плечи..

я медленно пойду, дороги не ища..
останешься стоять, в след что-то мне крича..
пойду искать я пропасть, между небом и землей..
чтоб бросить в нее душу, обратиться куклой..

безчувственным куском гранита, как и ты..
забыть и прочь отбросить все мечты..
поджечь и уничтожить все мосты..
как лед, расстять без следа, от солнца теплоты.

19:01 

безумие..
14:50 

Саке Комацу. День луны

безумие..
- Кэн-тян...
Над низкой живой изгородью, оплетенной засыхающими стеблями повилики,
всплывает белое светлею пятно - лицо девочки.
- На, возьми... Прости, что так поздно.
В протянутой через изгородь руке колышутся тонкие, едва различимые в
полутьме метелки китайского мисканта.
Кэнити, встав на цыпочки, протягивает обе руки навстречу руке девочки.
Мать Кэнити, на ходу надев на босу ногу садовые гета, спускается с
галереи в палисадник. Звучат легкие шаги.
- Спасибо, Йосико-тян. Ты уж извини за беспокойство. Кэнити сам бы
должен был сходить в поле за мискантом, да прихворнул немного, выпил
слишком много сладкой воды со льдом. Ужасный он у меня сластена.
Мелькают белые ноги, легкое вечернее кимоно плывет по воздуху. Ласковая
улыбка трогает губы женщины. Лицо у нее тонко очерченное, светлое,
матовое. Волосы зачесаны назад и собраны в тяжелый узел на затылке.
"Какая у меня красивая мама!" - думает Кэнити и с восхищением глядит на
мать.
- Как поживаешь, Йосико-тян? - пальцы женщины нежно касаются головы
девочки. - У вас дома уже все готово для встречи луны?
- Да... Я все сама приготовила...
- Сама? Одна?
- Угу... Им некогда - папа сидит и пьет сакэ, а мама ушла по делам.
На секунду мать Кэнити задумывается, потом говорит:
- Хочешь отпраздновать с нами восход луны? Наш папа в командировке, мы
с Кэнити вдвоем.
Маленькое, светлое как цветок повилики лицо делается еще светлее от
счастья. Словно луна уже взошла по ту сторону изгороди. Стук гэта, скрип
калитки.
Все трое на галерее. Женщина ставит чашечки с ячменным отваром перед
чинно усевшимися мальчиком и девочкой. На столике для сутр - поднос из
свежего, некрашеного дерева. На подносе - круглые как шар лепешки, вареный
в стручках молодой горох, каштаны.
Мать ставит в вазу букет мисканта - подарок Йосико.
- О-о, смотрите, луна уже взошла!
Из-за крыши соседнего дома показывается круглая, светлая и ясная, как
начищенный серебряный поднос, луна. По ней медленно проплывают прозрачные
обрывки облаков.
- "Луна, луна, взошла луна..." - запевает Йосико тоненьким мелодичным
голоском, глотая слова. Кэнити поворачивается и видит, как мать молитвенно
складывает ладони перед луной. Наверно, про папу думает... И мальчик вдруг
ощущает острый прилив тоски по отцу, уехавшему в командировку. Он смотрит
на луну. Ему кажется, что у нее такие же усы, как у папы...
- Поиграем в пятнашки с тенью? - голос Кэнити кажется немного сердитым.
Но он совсем не сердится, просто ему хочется прогнать грусть.
Йосико радостно кивает и, громко стуча маленькими красными гэта,
выбегает в палисадник. По серебряной земле скользят легкие тени. Мелькают
конские хвосты причесок. Домотканые алые обои кажутся черными...
- Поймала, поймала!.. Вот она, тень!
Кэнити быстро оборачивается и видит за своей спиной Йосико. Она
наклоняется и со смехом ловит руками его тень, колышущуюся на земле.
Мальчик отпрыгивает в сторону.
Отовсюду - из трав палисадника, из щелей досок, проложенных поперек
канавы за оградой, - звенят летние песни насекомых...


Сослуживцы предложили Кэнити пойти в пивной бар, но он отказался. Он
вдруг вспомнил, какой сегодня день. Позвонил домой. С большим трудом в
цветочном отделе одного из универмагов отыскал мискант. Хрупкие метелки
едва уцелели в пыльной, душной, битком набитой электричке.
- Что это ты вдруг? - чуть насмешливо спросила Йосико.
Она торопливо собирала посуду на кухне, чтобы управиться со всеми
делами до восхода луны.
- Да вот, вспомнил... Давно мы с тобой не отмечали праздника луны, -
смущенно оправдывался Кэнити.
Йосико вынесла на балкон легкий столик. Подноса из свежего некрашеного
дерева не было, и она положила белые шары лепешек на обыкновенные тарелки.
- Сама приготовила?
- Что ты! Купила в кондитерской... Разве в нашем районе достанешь
рисовую муку?
- А где Конти?
- Гуляет, где ему быть, - Йосико поставила в вазу букетик мисканта. -
Он последнее время совсем помешался на машинах. Говорит, у приятеля
"потрясный новый кар"...
- Да... Что с ним поделаешь? Вырос мальчик. А все-таки жаль... Иногда
так хочется посидеть всем вместе. Хотя бы в День луны...
Йосико усмехнулась.
- Какой это праздник! Конечно, хорошо полюбоваться луной, но в нашем
микрорайоне разве ее увидишь? Напротив вон какие высоченные дома. Разве
что ночью...


Возвращаясь домой поздно ночью, Конти вдруг увидел родителей. Они
сидели в сквере на скамейке. От изумления он даже глаза протер.
- Что это вы? Ничего не случилось?
Фигура юноши четко вырисовывалась в серебристом свете луны. Жидкая тень
чахлого городского деревца чуть касалась его бедер, затянутых в узкие, как
трико, брюки.
- Ничего особенного. Сидим вот, луной любуемся, - ответил отец. -
Сегодня ведь праздник - День луны... Мы вдруг вспомнили, ну и...
- Иди сюда, посиди с нами, - сказала мать. - Хочешь лунных лепешек?
- День луны? - Конти прыснул и взглянул на небо. - Тоже мне - праздник!
Луна - очень прозаическая планета. Вы же видели фотографии...
- Да, конечно... - пробормотал отец. - Луна давно завоевана... Но...
людям, наверное, хоть иногда необходимо думать, что луна такая же, как
тысячи лет назад... Красота-то, красота какая...


- Мама, ну зачем ты выключила телевизор? И свет погасила? - дети
недовольно надули губы. - Сегодня же очень интересная программа!
Мать пожала плечами.
- Зачем выключила? Гм... Говорят, сегодня праздник луны, и надо не
телевизор смотреть, а луной любоваться, - она разложила на пластиковой
доске концентраты. - Я, правда, не знаю, что это за праздник, но дедушка
сказал - так надо.
- Подумаешь, невидаль - луна! - продолжали шуметь дети. - И почему
обязательно сегодня?
- Тише, ребята! - старик, кажется, немного смутился. Есть такой
праздник - День луны. Мне мой дед Конти рассказывал. Это древний японский
обычай - была такая страна. Так повелось издавна. А вообще я и сам ничего
не знаю.
Отец детей поднял глаза на деда.
- Правда, что это вдруг на тебя нашло? Ты, отец, никогда не вспоминал
об этом обычае, а тут вдруг приспичило тебе луной любоваться.
Дед провел рукой по гладкому, без единой морщинки лицу. Помолчал, потом
сказал:
- Сам не пойму, что нашло... Видно, так уж человек устроен: под
старость ему детство вспоминается, хорошее вспоминается. И ужасно хочется
поделиться этими воспоминаниями с малышами. Вот так и сохраняется красота.
Иначе люди бы ее потеряли...
Медленно и беззвучно разошлись створки купола крыши и открылось
совершенно безоблачное ночное небо. Быстро, одна за другой, взошли две
луны.
- Ой, дедушка, - завизжали дети, - а они и правда красивые! Какая,
по-твоему, лучше?
- Не знаю... не знаю... - пробормотал дед. - Обе хороши. Но я видывал и
другую, гораздо прекраснее этих...
В марсианском небе, обгоняя друг друга, плыли два ночных светила. Деду
стало грустно, что дети не знакомы с земной луной.




14:35 

Саке Комацу. "Праздник цветов"

безумие..
У входа в парк по обе стороны ограды было безлюдно. Случайно
проходившая мимо Йосико удивилась этому, и тут ее окликнули.
- Прошу вас, добро пожаловать.
Она испуганно обернулась. Перед ней стоял стройный юноша.
- Разрешите вас сопровождать?
- Что, у вас мало клиентов? - спросила Йосико.
- За последнюю неделю вы первая. - Юноша мило улыбнулся. - Люди
перестали интересоваться красотой. - Вдруг в его голосе послышались
металлические нотки. - Входная плата - сто кредитов и пятьдесят - за гида.
Прошу уплатить.
Йосико уплатила. Юноша пропустил ее через турникет.
- Пройдите, - сказал он. - Немного темновато, но вы пройдите и
подождите меня.
Когда глаза Йосико привыкли к полутьме, она заметила, что поднимается
на холм, а кругом темнеют силуэты деревьев. За ними едва виднелось
рассветное небо.
- Нравится? - раздался голос прямо над ее ухом.
Йосико невольно втянула голову в плечи.
- А где же цветы?
- Сейчас. Смотрите, - сказал юноша. - Для вас.
Казалось, он крутит ручку какого-то аппарата.
Небо на востоке посветлело, горизонт позолотился, затем порозовел,
появились сверкающие облака, солнечные лучи просочились сквозь сплетенье
ветвей.
На голых ветках набухли милые, маленькие, розоватые бутоны. На глазах
распускались цветы.
Йосико стояла под весенним небом в окружении цветущей сакуры.
- Какая красота! - невольно вырвалось у нее.
- Вам нравится? - сказал юноша, всматриваясь в лицо Йосико. - Но вы
прекраснее цветов.
Йосико покраснела. Юноша жестом руки пригласил ее следовать за собой.
Спускаясь вниз по коридору из цветущей сакуры, юноша незаметно нажал
кнопку, вделанную в один из стволов. Откуда-то повеяло теплым ветром. В
воздухе бледно-розовой пургой закружились лепестки.
- Да, у вас сервис на высоте, - улыбнулась Йосико.
- Еще бы, - сказал юноша.
Аллея сакуры кончилась. У подножья холма сверху свисали великолепные
бледно-сиреневые глицинии. Сонно жужжали кибер-шмели. Над черной
поверхностью пруда поднялись зеленые стебли, тихо раскрылись тяжелые
бархатные лепестки слепяще-белых лилий.
С каждым шагом Йосико перед ней расцветали все новые и новые цветы. Но
вот потемнело. Над холмом взошла луна. На поляне в серебристых лучах
заблестели и заволновались колосья мисканта, а за ночным холмом показалась
еще одна поляна, утопавшая в удушливом запахе хризантем. Хризантемы
садовые, полевые... Резкий крик оленя пронесся по долине, охваченной
пожаром кленов. Под ногами шуршали опавшие листья. Йосико вздрогнула.
- Скоро выход, - сказал юноша. - Мы побывали на холме и обошли вокруг
него. Вам понравилось?
Йосико молчала. Унылый мелкий и холодный дождь коснулся ее щек. Ветер
стал особенно пронзительным. Листья падали уже дождем.
- Скоро выход, - сказал юноша. - Так вам понравилось? Надеюсь, вы еще
раз придете к нам?
- Нет. Увольте. Хватит.
- Что с вами? - расстроенно спросил юноша. - Разве это не чудесно?
- Ну, конечно, чудесно! Сразу видишь, каких денег это стоило! Удобно,
конечно, когда сразу, за каких-нибудь полчаса видишь цветы всех времен
года. Но, мне кажется, настоящая красота встречается только тогда, когда,
следуя естественному ритму природы, наблюдаешь кратковременный расцвет.
Конечно, сто пятьдесят кредитов - недорогая цена за то, что вы мне
показали, но... - Йосико вдруг прыснула. - Но в вашем парке нет ни сосен,
ни слив [сосны и сливы - обязательная принадлежность традиционного
японского пейзажа].
Когда Йосико ушла, из-за дерева вышел обросший бородой мужчина.
- М-да! - сказал он. - Плохо дело. Эта девушка говорила про какие-то
сосны и сливы. Ты не знаешь, что это такое?
- Откуда мне знать? - ответил стройный гид-робот.





без тебя...

главная